Авторитарный стереотип стр.26

Можно заметить, что хотя есть сильное сходство между формулировками Дж. Даккитта и С. Филдмана, имеются также различия. Стремление к групповой солидарности и следованию нормам, ценностям группы и воле лидера в модели Дж. Даккитта происходит прежде всего от ингрупповой идентификации. В представлении С. Филдмана, желание социального единства и, соответственно приверженность нормам группы и послушность воле лидера активизируются в ситуации угрозы сохранению социального порядка.

Подход Дж. Дакитта подразумевает, что люди с сильной групповой идентификацией развивают авторитарные убеждения, если этой группе кто-то или что-то угрожает. Однако, как заметили Дж. Стелмахер и Т. Петзел [181], вопрос о том, является ли этот механизм общим психологическим механизмом, независимым от степени выраженности авторитарных диспозиций, в исследовании Дж. Дакитта не был одно значно определен. С целью преодоления данного противоречия они предложили измененную модель, назвав ее концепцией «группового авторитаризма» и разработав соответствующую диагностическую шкалу (шкалу GA). Дж. Стелмахер и Т. Петзел показали, что этот психологический механизм более интенсивно реализуется людьми с высокой авторитарной предрасположенностью, чем теми, у кого авторитарные диспозиции незначительны. Основная идея данной модели формулируется так: «Только сильная и угрожаемая групповая идентификация ведет к авторитарной реакции. Эта авторитарная реакция будет тем сильнее, чем выше авторитарная диспозиция, идентификация и индивидуально воспринимае-маяугроза» [181, с.258].

Дж. Дакитт, авторы теории группового авторитаризма выдвинули также гипотезу об авторитаризме как одном из факторов, обеспечивающих личную безопасность. Напомним, что аналогичные идеи высказывались классиками психоанализа, утверждавшими, что авторитарные тенденции характерны для внутренне незащищенной личности с повышенной потребностью во власти [8; 124]. В этой связи также уместно упомянуть еще одно из современных исследований, которое обращается к проблеме связи авторитарности и восприятия угрозы.

Немецкий психолог Д. Ойстрих [171] предлагает объяснение тому факту, что некоторые люди развивают интенсивные авторитарные диспозиции, а у других этого не происходит. Рассматривая безопасность в качестве основной потребности личности, он указывает на главную причину, которая отличает высокоавторитарных от низкоавторитарных: высокая потребность в безопасности и поддержке с тем, чтобы уменьшить беспокойство и неуверенность. Он утверждает, что авторитарные диспозиции появляются вследствие того, что некоторые индивиды не в состоянии развить личную автономию. Согласно его теории, авторитарная реакция в угрожающих ситуациях естественна и адекватна на ранних стадиях индивидуального психологического развития. Авторитарная реакция защищает ребенка от рисков и угроз мира, с которыми он еще не может справляться. Однако если индивид не в состоянии преодолеть тенденцию авторитарной реакции на ситуации угрозы в ходе своего развития, то поиск безопасности при угрожающих обстоятельствах трансформируется в устойчивую авторитарную диспозицию.

О потенциальной авторитарности членов современного общества, готовности подчиняться любым, даже жестоким приказам, говорят получившие широкую известность исследования, проведенные С. Милграмом [76]. Неожиданные результаты его экспериментов состояли в том, что большинство участников эксперимента послушно выполняли приказы экспериментатора, наказывая «жертву» электрическим током и доводя интенсивность электрошока до значений, опасных для здоровья.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒