Авторитарный стереотип стр.5

Т. Адорно    с сотрудниками (Э. Френкель-Брюнсвик,

Д.Дж. Левинсон и Р.Н. Сэнфорд) [10; 140] выделяли склонность к стереотипам в качестве одной из наиболее характерных особенностей авторитарной личности. Расположенность к стереотипам они считали формой ограниченности личности, особенно в психологических и социальных вопросах: «...люди в современном обществе - даже в целом достаточно «умные» или «информированные» - потому хватаются за примитивные и упрощенные объяснения происходящего, что из размышлений исключаются необходимые для адекватной интерпретации мысли и наблюдения только потому, что они аффективно нагружены и способны вызвать страх; слабое «Я» не в состоянии включить их в свою мыслительную схему» [10, с.60]. Стереотипы, по мнению Т. Адорно, дают индивиду нарциссическое удовлетворение, создавая положительный образ своей группы и по контрасту - закрепляя негативное мнение о чужой группе [10, с.118-119].

К концу 1960-х годов в объяснении природы стереотипа стал преобладать социально-когнитивный подход, объясняющий стереотипы и стереотипизацию из закономерностей процесса познания: акцент делается на процессах восприятия и категоризации социальной действительности. Г. Тажфел [184] поставил проблему категоризации как психологического механизма формирования стереотипов. Категоризация, являясь способом построения образа внешнего мира, ориентирует личность в собственных качествах, позволяя найти ей место в ряду выстроенных определений. По его мнению, социальный стереотип, опирающийся на категоризацию, выступает главным механизмом формирования групповых отличий и, следовательно, личностной идентификации, а основным детерминантом стереотипизации является стремление к позитивной социальной идентичности. Категоризация связана с социальным сравнением - это эмоционально и ценностнонасыщенный процесс сопоставления значимых параметров своей группы с чужими. В целом же социальная категоризация и социальное сравнение способствуют обнаружению индивидом собственной идентичности.

Г. Тажфел указывал на две основные функции социальных стереотипов, реализуемые на индивидуальном уровне и две функции социального плана. На индивидуальном уровне он выделял когнитивную функцию, представляющую собой упрощение, схематизацию образа действительности и ценностно-защитную, направленную на формирование и стабилизацию позитивного образа своего «Я». На социальном уровне стереотип выполняет функции формирования идеологии и положительного образа группы («Мы» - образа) [185]. Таким образом, стереотип является универсальным регулятором, а стереотипизация - универсальным механизмом, поддерживающими тенденции положительной оценки собственной личности и своей группы.

Г.М. Андреева, анализируя специфику социального восприятия, обусловленную категоризацией, подчеркивает, что человек реконструирует в своих представлениях воспринимаемую реальность, создавая и развивая модели. «Начиная с работ Дж. Брунера», - пишет она, - «социальное восприятие трактуется именно как социальное познание, поскольку акцент делается на особенности процесса категоризации соци альных объектов, служащей средством не просто восприятия, но интерпретации поведения другого человека. Восприятие при этом становится не просто «репрезентацией», но построением «модели мира», так как предполагает умозаключение, то есть некоторую ментальную «конструкцию»» [14, с.16].

Одна из теорий, идеи которой были использованы для объяснения социальных стереотипов и получили распространение в социальной психологии на протяжении 1970-х годов, -теория каузальной атрибуции. Это направление, основоположниками которого являются американские ученые Ф. Хайдер и Г. Келли, ориентируется на анализ причинного объяснения индивидом поведения другого человека в условиях недостаточности информации. В обыденной жизни человек стремится к формированию непротиворечивой и связной картины мира и в этом процессе у него вырабатывается «житейская психология» - попытки объяснить для себя причины поведения другого человека [158].


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒