Авторитарный стереотип стр.50

Испытуемая Г.: 17 лет, татарка, студентка. Степень выраженности авторитарного стереотипа по всем уровням 3,57; на уровне межличностных отношений 3,4; на организационном уровне 3,8; на политическом уровне 3,5 балла. По F-шкале получила 4,8 балла. Тема доминирования-подчинения отражена в 1 рассказе.

Таблица 9 GF. «А: Ага! Значит, она сбегает с рабочего места! Надо доложить это директору!

Б: (про себя) О боже! Мне надо быстрей добежать до дома. Ребенок может проснуться и что-то натворить. И дома будет такой скандал!» Далее испытуемая высказывает свое суждение по поводу рисунка: «Это пример непонимания людьми друг друга. Мне не нравится этот рисунок».

Не касаясь вопроса об оценке мотивов испытуемой, отметим, что в коротком рассказе выражена тема и авторитарной агрессии (наказание нарушителей норм, предписанных авторитетом группы), и авторитарного подчинения (не выяснять самой, а доложить начальнику). Кроме того, налицо очевидная враждебность и недоброжелательность одного персонажа по отношению к другому. Однако сама испытуемая, судя по всему, идентифицирует себя со второй женщиной, которая больше опасается скандала не на работе, а дома, где у нее, по-видимому, есть источник сильного авторитарного давления.

Приведем также рассказы девушки, показавшей низкие показатели выраженности авторитарного стереотипа. Анализ рассказов по ТАТ выявляет у нее неприятие власти и насилия и наличие негативных реакций на принуждение с признаками ассертивности.

Испытуемая Д.: 20 лет, русская, студентка. Степень выраженности авторитарного стереотипа по всем уровням 2,5; на уровне межличностных отношений 1,7; на организационном уровне 2,0; на политическом уровне 3,7 балла. По F-шкале получила 3,6 балла. Тема доминирования-подчинения отражена в четырех рассказах, два из которых представлены в нашем анализе.

Таблица 11. «Летит дракон! А куда он летит? По своим драконьим делам, выкрадывать очередную красивую девушку из селения. А зачем ему это? Чтобы съесть? А что, нельзя съесть коровку или свинью? Что за людоеды, эти драконы! А может это красивый заколдованный юноша, которого про-клялазлая колдунья? Да, хотелось бы верить».

В этих суждениях испытуемая выражает недовольство внешним вмешательством в ход событий и насилием, которое, как очевидно, также исходит от среды. В словах «А может это красивый заколдованный юноша...?» скрываются ее мечты о более совершенном мире, в котором нет места принуждению и насилию. В рассказе ярко выражены мистические интонации, но они, скорее, имеют ассоциативное происхождение и основаны на фольклоре.

Таблица 12 F. «Старушка говорит: «Да сколько же можно терпеть? Ты что, не видишь, кто ты для него? Он же тебя не замечает, ты для него пустое место. Говорила я тебе: он тебе не пара, не выходи за него замуж, он не достоин тебя. Брось ты его, наконец!»

- Ах, мама, оставьте меня! Сколько можно меня мучить! Я люблю его, нашей любви хватит на нас двоих. Наступит время, и он поймет, что я именно та женщина, которая ему нужна. Это время обязательно придет, я подожду. Я ведь терпеливая».

И в этом рассказе со стороны среды наблюдается вмешательство и попытка принуждения (в форме увещевания). Действия героини - эмоциональный протест («Ах, мама, оставьте меня! Сколько можно меня мучить!»), неподчинение, сохранение собственной позиции. Приведенные рассказы испытуемой иллюстрируют ее негативное отношение к попыткам властного вмешательства, вообще к власти и насилию, и выявляют тип протестного поведения в ответ на принуждение, с тенденцией к автономии.

Как можно видеть даже в этом небольшом количестве примеров, для лиц с высоким уровнем выраженности авторитарного стереотипа в целом характерно, во-первых, большее количество рассказов с темой доминирования-подчинения, с властно-иерархическим содержанием, во-вторых, в их рассказах эти тема и содержание проявляются более резко и отчетливо, без или почти без каких-либо смягчающих слов и фраз.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒