Что такое житейская хитрость?

Это учет психологической ситуации, когда можно «обвести» кого-то. Следовательно, в определенной ситуации вы применяете свои приемы, хитрости, принимаете во внимание возможности, уровень нравственного и интеллектуального развития другого человека. Если бы вы не учитывали этого, как бы вы могли его провести?

Итак, обманные движения совершаются с учетом психических качеств другого человека. Это практическая психология. Вы говорите с другим человеком, точно ориентируетесь на его настроение. Когда вы учитываете настроение другого человека, то поступаете как практический психолог.

Настроение — это психическое состояние человека. Вы можете умело пользоваться признаками изменения настроения или скрывать свое настроение, соответствующим образом организуя свое поведение, мимику и т.д. Это тоже практическая психология.

В жизни мы все практические психологи по одной простой причине, что нельзя общаться и жить, не учитывая особенностей личности, характера, отдельных сторон психических процессов других людей и самих себя.

Вот, например, вы знаете, что у вас в отличие от другого зрительная память лучше, чем слуховая, поэтому говорите: «Мне лучше прочитать, чем услышать». Это практическая психология, так как понятия зрительной и слуховой памяти — это чисто психологические понятия.

В принципе мы с вами знаем, как ориентироваться в психических качествах и особенностях других людей. И ориентируемся в этом. До поры до времени этого бывает достаточно.

Практическая психология развита очень сильно. Она везде: и в производстве, и в быту, и в школе, и в самых различных областях нашей жизни. Спрашивается: а зачем нам научная психология и куда она ведет?

Пока мы можем портить настроение друг другу сколько хотим, тратить свои психические ресурсы, как хотим, мириться с тем, что на каждого умного по дураку, пока мы видим и терпим, как часто судьбы людей ломаются из-за их эмоционально-нравственного краха, никакой науки не надо. Всякая наука возникает тогда, когда становится слишком дорого использовать те или иные ресурсы (как материальные, так и духовные).

Практический ум и практические знания — очень хорошие вещи. Но практика сама по себе никогда не может найти нормы, адекватной рациональному употреблению вещей. Для этого нужно производить расчет в широком смысле. Для этого нужно знать, с чем вы имеете дело, в чем причина неполадок в течении дел, т.е. создавать свою теорию предмета.

Когда начинается строительная механика? Когда нужно рассчитать, сколько нужно материалов, чтобы строить все больше и больше зданий и помещений? Теория строительного дела возникла тогда, когда возникла необходимость массовым образом строить жилища, возводить общественные здания при минимуме затрат.

Сейчас наступил тот период в человеческой деятельности, когда по отношению не только к внешним вещам, но и к самому себе человек должен обратиться с вопросом: а рационально ли он использует свои душевные возможности? Рационально ли используются сознание и деятельность людей? Это вопрос о том, как построить научную психологию.

Жизнь показывает, что используется все крайне нерационально.

Я буду очень критичен к той области, которая называется преподавательской. Учимся мы предельно нерационально. То, как учат вас, школьников, да и меня в том числе, — это же, я бы сказал, способы «времен Очакова и покоренья Крыма»! Это дикость!.. А что делать? А что такое учение? А как наше сознание работает в процессе учения? И что такое рационализация нашего сознания в учении?

Когда-то можно было учить не всех, а выгонять из любого класса школы (в «ремесленное отправлять»). Помните это знаменитое выражение? Раньше говорили: «В пастухи пойдешь!» И можно было посылать в пастухи. Вот тогда не нужно было никакой науки об учении. Понятно почему: не учишься — отправим куда надо. Можно было учить, как бог на душу положит. А тот, кто не учится — он сам и виноват, благо есть куда его «спихнуть». А сейчас посмотрите. Куда его «спихнешь»?

Как быть? Вот здесь дает осечку практическая педагогическая психология.

Ну как учитель может знать, в чем там дело у Иванова, почему он не желает учиться, почему он немножко «кумекает» по физике и ничего не понимает в химии? Практически учитель знает, различает. А что за этим лежит? Как только нужно учить всех, возникают два вопроса: а можно ли учить всех и как это делать?

Ни одна практическая психология на этот вопрос не ответит. Здесь необходимо теоретическое представление о предмете. А с точки зрения теоретического представления о предмете многие организационные формы преподавательского процесса оказываются малоэффективными.

Вот вам парадокс — учат тысячи лет, но лишь сейчас, буквально в последние десятилетия, сложилась ситуация, когда от практической психологии в области преподавательской деятельности мы вынуждены перейти к вопросу о том, что за этим лежит, т.е. к построению психологии учения.

Аналогичная ситуация наблюдается также и во многих других областях.

В качестве примера возьмем производство. Многие столетия в производстве не учитывали каких-либо специфических научных сведений о субъекте труда. Во многих областях труд был малоквалифицированным. Законы мастерства осваивались очень медленно. Мастером человек становился через пятнадцать, порой двадцать лет работы. Мастером он становился путем медленного, упорного приспособления к законам мастерства. И не всякому это удавалось.

Технический прогресс, безусловно, связан с наукой (кстати, требуется высокая квалификация рабочей силы, смежность профессий, быстрый переход от одной профессии к другой), а кроме того, он требует гораздо быстрее осваивать законы мастерства. А способен ли человек к овладению несколькими профессиями? А каковы законы отдельных профессий, которые должны быть совмещены в деятельности одного человека? А как быстро можно освоить мастерство?