Память

В чем основная функция памяти внутри той схемы деятельности и психики, которую я вам дал на первых лекциях?

Наряду с планированием есть важнейшая особенность деятельности, связанная с тем, что человек, закончив одно действие, всегда переходит к другому. Наша жизнь разворачивается как структура действий. Достижение одной цели сразу сменяется постановкой другой цели. И вот общую функцию связи отдельных действий в целостную структуру выполняет такой психический процесс, как память.

Что такое беспамятство в самом обычном, житейском смысле слова? Это невозможность из соверщенного действия вывести необходимое. Или то, что необходимо сейчас обосновать предыдущим.

С этой точки зрения память выполняет ту роль, которую можно было бы еще обозначить как роль формы, организации нашей жизнедеятельности. Все в деятельности связано, взаимосвязано, переходит друг в друга. Деятельность состоит из действий, потому что эту связку постоянно осуществляет наша память.

Как видите (и я хочу вам об этом специально сказать), такое понимание памяти весьма отлично от житейского: память нужна для того, чтобы что-то запомнить. Ничего подобного. Зубрежка и запоминание чего-то есть лишь частный и не самый главный вид памяти.

Основная функция памяти, повторяю, это выполнение связки между действиями, обеспечение перехода от одного действия к другому, структурирование действий, структурирование нашей жизнедеятельности.

И лишь весьма частной формой проявления этой функции являются процессы запоминания, сохранения и воспроизведения опыта. Во всех учебниках вы найдете характеристику этих трех процессов памяти: запоминания, сохранения и воспроизведения опыта. Но это не всеобщие характеристики памяти. Это лишь частный вид памяти, специально направленный на то, чтобы сохраненное прошлое сделать условием выполнения сиюминутного действия.

Более широкая функция памяти состоит в том, чтобы связывать действия между собой, а не просто указывать прошлые уело-

вия в отношении к настоящему. Вместе с тем вы видите, что противоречия здесь нет: я запоминаю что-то в прошлом, чтобы использовать это для действия сейчас. Это тоже момент увязки действий.

Прежде чем дать характеристику механизмов памяти как средства увязки действий и структурирования деятельности, я кратко представлю картину видов и типов памяти.

Обычно память делят на две большие группы процессов: память произвольная и память непроизвольная.

Произвольная память — это умение человека ставить специальную цель запомнить нечто (постановка мнемической задачи). Вы увидели что-то, представляете, что это вам потребуется в будущем, и говорите: надо запомнить! Специальная цель — запомнить и есть постановка мнемической задачи, характеристика произвольной памяти.

Непроизвольная память — это сохранение чего-то из прошлого опыта без постановки мнемической задачи. К примеру, вы что-то увидели на улице и не ставили мнемической задачи запомнить, но если вас спросят: а вы видели это? — вы ответите: да видел, вот что было. Вы воспроизвели, вы вспомнили, но специальной задачи вы не ставили.

Мы многое можем воспроизвести из прошлого опыта, хотя и не ставили задачи все это запомнить. Такой вид памяти называется непроизвольной памятью.

Это одна линия деления процессов памяти.

Существует деление памяти на механическую и смысловую. Под механической памятью («механическая», конечно, поставьте в кавычки, это частая метафора) понимают сохранение каких-то сведений независимо от того, каково их содержание.

Вы запоминаете чей-то номер телефона. Номер сам по себе никакого содержания не имеет, и вы его запомните, повторив несколько раз и тем самым проявив механическое запоминание.

Почему я говорю про телефон? А здесь понимать нечего. Лишь изредка мы применяем какие-то мнемические приемы, но это не всегда.

Вы можете тот или иной материал, который не имеет для вас никакого логического смысла (например, чей-то адрес), запомнить механически. Я потом объясню, какое это имеет значение. Логическая, или смысловая, память состоит в анализе содержания того, что требуется запомнить (произвольно или непроизвольно). Ориентируясь на содержание и смысл, затем воспроизводят элементы прошлого опыта.

Таким образом, это деление процессов памяти на механическую память на внешнюю форму какого-либо события, которое для вас лишено смысла, и смысловую память, логическую, которая основана на отношении к содержанию материала.

Существует также деление процессов памяти на кратковременную и долговременную.

Кратковременная память по сути самого термина — это сохранение какого-либо элемента ситуации на момент действия в этой ситуации, как только ситуация исчезла, действие построено — эти элементы ситуации как бы «стесываются», «смазываются».

Долговременная память — это сохранение каких-либо элементов ситуации после выполнения действия в ней. Конечно, длительность сохранения может быть самой различной.

И наконец, есть еще один класс деления процессов памяти. Память иногда различают по типу материалов. Может быть зрительная память, слуховая память, память на осязание, двигательная память, эмоциональная память.

Итак, с внешне описательной стороны процессы памяти характеризуются: по наличию или отсутствию специальной мнемической задачи (произвольная и непроизвольная), по ориентации на форму или содержание материала (механическая и смысловая), по длительности сохранения (кратковременная и долговременная) и по материалу, в зависимости от модальности наших восприятий.

Прежде чем перейти к анализу процессов памяти как таковой, дам еще одну чисто описательную характеристику. Я уже вам говорил, что один вид памяти, связанный с сохранением прошлого опыта, делят на процессы запоминания, сохранения и воспроизведения.

Здесь, в ходе запоминания, сохранения и воспроизведения, выделяют следующие виды памяти: узнавание и активное воспроизведение.

Узнавание состоит в том, что вы относите к элементам своего прошлого опыта нечто непосредственно в восприятии. Активное воспроизведение, как правило, предполагает конструирование элементов прошлого опыта в представлении, без непосредственного восприятия.

Чтобы это различие стало абсолютно ясным, хотя интуитивно вы это различие, конечно, чувствуете, приведу такой пример.

Вам могут сказать: вы вчера встретились с таким-то человеком. Опишите его! Вы ответите: нет, я забыл, не смогу.

Вы не в состоянии активно воспроизвести в своем представлении облик того человека, с которым столкнулись. Но вам могут поставить задачу по-другому: дадут ряд фотографий и скажут: с одним из этих людей вы встречались. С каким?

В этом случае вы можете узнать его. А можно активно сконструировать элементы прошлого, как говорят, вспомнить. Не узнать, а вспомнить. Это работа памяти в плане представления. Наглядного восприятия нет, вы конструируете элементы своего прошлого опыта в представлении.

Вот некоторые терминологические различия. Теперь перейдем к сути — что такое память?

Каковы закономерности памяти? Одна из фундаментальных закономерностей памяти состоит в том, что мы из всего многообразия явлений окружающей нас действительности прежде всего (и это вытекает из основной функции памяти как крепителя действий) сохраняем цель деятельности.

Действие — это всегда решение какой-то задачи. В задаче присутствуют цель и условия. И поскольку память есть переход от одного действия к другому и крепление двух действий, то благодаря памяти человек всегда сохраняет последовательность своих целей.

Как проверить, есть ли у субъекта в данной ситуации память или нет? Для этого нужно поставить такие опыты, во время которых человек, достигая какой-то цели, может назвать все промежуточные цели, а после достижения цели обязательно обозначить, ради чего цель достигалась, т.е. что за этим последовало.

В указании целей, в отчете о целях, в возможности не задерживаться на промежуточных целях, а идти к основной при постоянной перспективе новых целей и обнаруживается память.

С чем связана потеря памяти? Потеря памяти или провалы памяти, несрабатывание процессов памяти обнаруживаются в том, что нарушается целеполагание. Человек может по основной цели выделить промежуточные, а выявив какую-то цель и достигнув ее, не может поставить следующую.

Болезни памяти (они есть) как раз и связаны с тем, что нет промежуточных целей по отношению к основной. Нет перспективы целеполагания.

Вам такие случаи, наверное, известны. Вы куда-то зашли и спрашиваете у товарища или подруги: а зачем я сюда пришла? Бывают такие ситуации. Вот это и есть типичный момент несрабатывания процессов памяти.

В чем заключается старческое, в частности склеротическое, нарушение памяти? В том, что вы, наблюдая за людьми преклонного возраста, видите несвязанность действий по цели, бессмысленность действий. Когда нечто промежуточное по смыслу становится для человека основным, при достижении основной цели он не может выделить промежуточных целей.

Весь драматизм нарушений памяти и разыгрывается в процессе целеполагания.

Как проверить, с чем именно связана работа такого механизма, как память? Да этот счет есть очень красивые эксперименты, которые были проведены еще в конце 30-х годов прошлого века крупным советским психологом, профессором П. И. Зинченко. Они были поставлены очень остроумно и вместе с тем очень просто.

Представьте себе, что детям (это можно и на взрослых проделать) дается задание: расклассифицировать картинки.

Это можно сделать по разным принципам. Предлагаются картинки, на которых наряду с изображенными предметами есть цифры, которые не заметить нельзя. Ставится задание: расклассифицировать картинки по содержанию предметов.

Проходит некоторое время, и у ребят спрашивают: что было изображено? Значительный процент детей воспроизводит содержание картинок. А на вопрос о том, какие цифры были изображены, отвечают очень немногие.

Почему? А потому что цифры не были целью! Цель классификации состояла ведь в анализе содержания, т.е. в удерживании основания деления и классификации. И это было удержано. А то, что в цель не входило? Оно не сохранилось как элемент прошлого опыта.

Опыт с теми же самыми картинками можно «перевернуть». Нужно поставить задачу расположить картинки по нарастанию номеров. Тогда целью ориентации становится число. И в последующих заданиях на воспроизведение те же дети не воспроизведут содержания изображений предметов на картинках, потому что во втором случае содержание не являлось целью действий.

Первый, очень важный вывод, который делается в исследованиях по памяти, состоит в том, что память как особый процесс соединения целей позволяет нам из прошлого опыта удерживать то, что обеспечивает и постановку цели, и ее достижение. Все, что близко к цели, относится к ней, то и сохраняется из прошлого. То, что является лишь обстоятельством, сопутствующим достижению цели, не является предметом формального запоминания.

Я сказал «формального», потому что если нечто, сопутствующее цели, по содержанию используется для достижения цели, то оно все-таки запоминается. Многое из прошлого мы запоминаем для будущего лишь постольку, поскольку это имеет отношение к цели.

Из этого можно сделать очень важный практический вывод. Когда мы говорим: я это не запомнил, значит, нечто в цель нашего действия не входило, поэтому и не запомнилось.

И наоборот, четкая фиксация, сохранение элементов прошлого опыта свидетельствуют о том, что это нечто вошло в условия достижения наших целей и имеет прямое отношение к ним.

Отсюда проистекает такое качество памяти, как избирательность. Мы же не всё запоминаем. Запомнить всё нормальный человек не может. Память избирательна. И вместе с тем она сугубо индивидуальна. Почему? А потому что разные люди ставят себе разные цели по отношению к разным ситуациям. Каждый из нас имеет свои интересы и связывает с ними определенные цели. А в зависимости от целей, определяемых интересами, один и тот же материал разными людьми будет запоминаться по-разному.

Вот вам очень острый, но поучительный пример. Если вы идете по улице, и перед вами мелькает много машин с разными номерами, вы, конечно, окинете эти номера взглядом, но если вас попросить, чтобы вы их вспомнили, то вы этого сделать не сможете. Даже механически не запомните, настолько их было много.

Почему? А потому что работа с этими номерами не является областью вашего целеполагания.

Если же спросить постового милиционера, проходили мимо машины с такими-то номерами или нет, то он ответит почти точно, а иногда совершенно точно. Для него это область целеполагания. Он работает как профессионал с этими номерами. Он их фиксирует, потому что они в определенной степени входят в цель его деятельности.

Кстати, когда студент на экзамене говорит: это я не помню, это я забыл, то в действительности он это не забыл — он этим и не интересовался.

Если нечто входит в объект целеполагания, то оно не может забыться, вернее, не может не запомниться, не сохраниться.

Еще один очень важный момент процессов памяти. Если вам необходимо сохранять промежуточные цели для ориентации на основную цель, то решение той или иной задачи, действие сопряжено с определенными средствами. Поэтому наряду с любыми свойствами действительности, которые имеют отношение к цели, обязательно жестко фиксируются и переносятся на будущее способы достижения цели — средства.

Например, вы всегда можете даже в словесном отчете четко указать, каким транспортом при многочисленных пересадках вы воспользовались для поездки в какую-либо точку. Более того, вы можете забыть все, что было на пути, но вы точно воспроизведете последовательность своих пересадок. Потому что средства, которыми вы пользовались для достижения цели, есть не что иное, как фиксатор промежуточных целей.

Вы пересели с одного вида транспорта на другой. Это значит, что вы наметили одну промежуточную цель, связали ее с другой, и фиксацией выделения последовательных шагов на пути к цели является то, что вы знаете, каким способом вы достигали этих подцелей.

И опять напрашивается практический вывод: когда вы не в состоянии дать отчет о том, как достигли того или иного результата, а можете назвать только конечный результат, это значит, что вы не выделяли подцели и что у вас не сработали процессы запоминания.

Здесь мы подходим к очень важному моменту. В области знаний, а не физических действий у людей проявляется в основном механическая память. Я вам сейчас буду говорить о назначении механической памяти. Почему это так?

Потому что чаще всего, но не всегда в столкновении со знанием вы не включаете его в целеполагание. А не работая со словесным знанием, вы не владеете способами оперирования этим знанием, следовательно, не включаетесь в систему подцелей работы со знанием.

Вывод, казалось бы, такой, что вы ничего не можете запомнить: «В одно ухо вошло — в другое вышло».

Но есть зачеты, экзамены, формальные отчеты. Достижение цели формального отчета обеспечивается механическим запоминанием.

Иногда говорят, что механическое запоминание — это плохо. Ничего подобного. При отношении к таким знаниям, которые не входят в систему личностного целеполагания, которые не связаны с последовательным вычленением подцелей и отнесением подцелей к способам их достижения, при необходимости отчитаться происходит механическое запоминание.

Механическая память — это особая форма соединения элементов нашей деятельности, при которой происходит ориентация на внешние особенности материала, без включения этого материала в смысл личностного целеполагания и анализа средств работы с ним. Механическая память чаще всего бывает вербальной, словесной памятью.

Если бы не было механической памяти как вербально-отчетной памяти, то пришлось бы любой материал, знание этого материала, систему словесных знаний включать в личностную ориентацию, в личностные дела. Но всему придать личностный смысл, конечно, нельзя.

Когда я говорю, что механическая память — это метафорическое выражение, то к этому нужно добавить следующее: механически запоминается все то, что формально связано с целью и отчетностью, но не прорабатывается ни по личностному смыслу, ни по приемам и средствам достижения того материала, по которому нужно отчитаться.

Известно, что блестящими носителями механической памяти являются школяры и студенты.

С этой точки зрения должно быть ясно, что такое смысловая память.

Смысловая память — это чистая память. Память, выражающая в прямом значении те два психологических момента, которые я отметил: сохранение из прошлого опыта всего того, что входит в цель, и запоминание средств.

Запоминание по смыслу и означает, что вы всегда можете сказать, зачем вы это запомнили (потому что это входит в цель), вы можете раздробить запоминаемый материал на смысловые куски, потому что это подцели, и всегда можете указать на те средства, которыми вы пользовались в данном действии, поскольку лишь в

отношении к конечной цели приобретает смысл все промежуточное.

На экзаменах это очень четко проявляется. Лишь в том случае вы фиксируете смысловое содержание в ответе, когда вы видите (независимо от того, ошибочен ответ по существу или нет) попытки ученика самому разобраться в деле; когда ученик объясняет преподавателю не материал, а свое движение в материале, свое отношение к смыслу. Смысл и есть не что иное, как сохранение элементов прошлого в отношении к вашим целям и объяснение того, почему вы запомнили это, через указание своих целей. В этом внешне выражается именно то, что вас интересовало, что вас волновало, как вы к этому пришли. Это память в собственном смысле слова.

Подлинно смысловая память — это всегда непроизвольная память. Вы ставите цели (например, разобраться в каком-то материале), разбираетесь в этом материале и затем, когда вас спрашивают о ваших целях, вы воспроизводите и те элементы прошлого опыта, которые способствовали достижению вашей цели. При познавательном интересе, когда вы занимаетесь материалом самим по себе, вам не нужно ставить задачу специально его запоминать. Такая задача является оборотной стороной возможности механического запоминания. Вы не видите отношения данного материала к вашим целям, вы не производите никакого содержательного, целеосмысленного оперирования материалом, а вместе с тем имеете отношение к прошлому: а вдруг это пригодится! Это элемент механического запоминания. Можно сказать, что произвольное запоминание — это средство, прием механической памяти.

Смысловая память — всегда непроизвольная, содержательная память. Это память без мнемической задачи.

Когда я делил память на механическую и смысловую, произвольную и непроизвольную, они были в разрыве. Теперь можно сказать так: подлинная, чистая память — это память непроизвольная, смысловая. Отдельным случаем, вытекающим из того, что нам приходится в сложной социальной жизни отчитываться о таких элементах прошлого, которые не имеют отношения к нашей сознательной целеполагательной деятельности, является произвольная механическая память.

Где культивируется произвольная механическая память? Во всех учебных заведениях. Человеку дают такой материал, который он через сознательное целеполагание, через свои интересы переварить не может. И человечество изобрело школярский вид памяти — произвольную память.

Известный исследователь памяти российский психологА. Н. Леонтьев считает, что произвольная память является изобретением гимназии.

Проанализировав жизнь простого человека, живущего и действующего вне сложности и хитрости социальной жизни, вы увидите, что он ничего специально не запоминает. У него нет ложно-общих, поставленных глобально целей, социально-отчетного характера, когда нужно что-то из прошлого формально сохранять для будущего. Для будущего он сохраняет только условия своего целеполагания и средства достижения целей.

Мы же с вами постоянно находимся в таких ситуациях, ложных по смыслу, но социально очень важных, когда многое надо запоминать, т.е. активно культивировать произвольную механическую память.

Такое отношение к видам памяти имеет большое практическое значение.

Где критерий того, что учение совершается сознательно и со смыслом и входит в круг интересов человека? Критерием является то, что человек решает какие-то познавательные задачи и у него никогда не возникает мнемическая задача (специально). Человек занимается делом, а если для совершения этого дела нужно сохранить элементы прошлого опыта, относящегося к целям и средствам их достижения, то они сохраняются. Потому что иначе не будет целеполагания.

И наоборот, когда человек вынужден запоминать и для этого он использует особые приемы, значит, данный вид работы является для него принужденным, вынужденным и лежит на периферии прямых интересов и забот данного человека. Хотя, конечно, отношение к нему имеет, но не в связи с непосредственно решаемой задачей, а по побочным, косвенным обстоятельствам.

Настоящее учение всегда есть учение без запоминания как специальной мнемической задачи. Талантливо, умело учится тот, кто не ставит цели запомнить.

С этой точки зрения (я не буду углубляться в это) все современное учение демонстрирует свою предельную формальность по отношению к нашей личности, поскольку в школе и во всех видах учебных заведений произвольная механическая память расцветает пышным цветом. Это показатель того, что учение не является реальной формой нашей жизнедеятельности. Произвольная механическая память специально для учения и была изобретена. Разработано множество приемов механического запоминания: повторе-нье — мать учения.

Нормальное учение — это усвоение в процессе реальной лич-ностно-мотивированной деятельности, где материал является лишь средством достижения какой-то цели.

Другие деления памяти, например на кратковременную и долговременную, также связаны с функцией целеполагания. Во многих экспериментах было показано, что если при каком-либо условии достижение данной цели не есть условие перехода к последу

ющей цели, то материал первой цели долговременно не запоминается.

Если вас просят умножить число 248 на 344, вы выполните это, получите какое-то число. Если же вас через полчаса после решения ряда таких задач попросят назвать полученные результаты, вы их не вспомните. Но если, перемножив эти числа, вы узнаете, что полученные результаты понадобятся как средство для решения другой задачи, то вы, конечно, с определенной «утечкой» эти цифры будете помнить.

Если нечто является условием достижения последующих целей, средством достижения этих целей, то оно сохраняется гораздо дольше, нежели то, что бессвязно, условно, попутно выступает в данном действии.

Иногда спрашивают: а почему человек некоторые вещи помнит долго? Надолго запоминается все то, что лежит в системе сознательно организованной, спланированной жизни. То есть в случае, когда достижение данной цели сознательно рассматривается как элемент достижения каких-то других, дальних целей. Поэтому длительно сохраняются все средства достижения промежуточных целей.

Отсюда ясно, что ничто не забывается в пределах целостной системы жизни. Ничто не сохраняется, если оно не входит в целостную систему целеполагания.

Забыть — это не значит не сохранить. Не сохранилось потому, что это вычеркнуто из необходимости обеспечения данного результата по будущей цели.

Я с самого начала сказал: память есть крепление, сцепка, структурирование действий, а если вы что-то совершали или с чем-то столкнулись, но это не вошло в систему ваших систематизированных целей, то это и не закрепляется, потому что оно не связывается целью между собой, ваши действия с этими вещами не связаны.

Теперь вам должна быть понятна причина так называемых «странных» воспоминаний.

Вам кажется, что вы что-то забыли, и вдруг у вас в памяти это неожиданно всплывает. Вам никогда не приходило в голову, что это может быть в вашей памяти? О чем это говорит?

Это говорит о том, что данное обстоятельство в прошлом вошло в какую-то вашу существенную личную ориентацию. В личную ориентацию целеполагания особенно часто входит то, что связано с нашими переживаниями. Переживание определяет систему наших целей.

Если у вас нечто всплыло в памяти, значит, оно имеет прямое отношение к вашим целям и вашей целостной ориентации. Если же вы «силитесь» что-то вспомнить, а оно не вспоминается, значит, это и не должно было сохраниться, оно вам не было нужно.

У кого хорошая память? У человека, который имеет целостную систему ориентации, хорошо продумывает и планирует свои цели, выделяет промежуточные цели, свои цели и, кроме того, действует эмоционально, потому что эмоция есть фиксация личной значимости цели.

Итак, память есть функция от целостной системы личности человека, от его эмоций, от планирования целей, от умения выделять промежуточные цели, когда каждая данная цель рассматривается как момент достижения будущей цели.

Тогда по основному закону памяти, выполняющей функцию связки действий и сохранения из прошлого того, что имеет отношение к целеполаганию и взаимосвязи целей, у вас будет сохраняться все то, что имеет отношение к вашей жизни. А если нечто не сохранится, то, следовательно, к вашей жизни оно отношения не имело.

Благодаря наличию кратковременной и долговременной памяти одни вещи мы забываем, другие не забываем. Кратковременная память — это память на данную цель вне связи ее с какой-либо другой целью (в примере с цифрами это выглядит очень убедительно). Это должно забываться. А длительная, долговременная память — это память личности. То, что связано с системой жизненных ориентацией и необходимо для существования этой целостной ориентации, забыться не может.

Между прочим, это очень важный механизм для понимания эмоциональной памяти.

Иногда говорят, что время сглаживает эмоции. С течением времени меняется смысл нашей жизни, а значит, меняется ценность элементов прошлого для настоящего, и поэтому они не входят в актуальные условия нашей жизнедеятельности. Следовательно, они сглаживаются и уходят.

Это, кстати, механизм эмоций. Для того чтобы некоторая эмоция исчезла, забылась, необходимо либо резкое, либо постепенное изменение смысла, цели.

Я веду к тому, что нельзя представлять себе сохранение прошлого опыта как такое явление, когда что-то кладется, хранится, а потом как-то может сгладиться. Ничего подобного. Нечто не кладется в память (это только в механической памяти нечто, условно говоря, кладется), а связывается. Из прошлого опыта в настоящее переносится то, что служит условием постановки новых целей, если считать, что прежние были промежуточными.

Что такое запоминание? Это элемент механической памяти.

Что такое сохранение? Это удерживание условий, не имеющих отношения к прямой жизненной цели.

Что такое воспроизведение? Это отчетность как элемент механической памяти.

Реальная память — это не запоминание, сохранение и воспроизведение, а постановка цели и определение условий ее достижения. Выявление условий достижения цели, определение промежуточных целей, отношение к данной цели лишь как к моменту будущей цели, нахождение средств достижения цели — вот что такое память. Это ее настоящие функции.

Вы скажете: позвольте, это уже почти мышление! Да. Кто хорошо мыслит, работая с данным материалом, тот хорошо его помнит.

С этой точки зрения память (не механическая, а смысловая) не есть какой-то особый психический процесс. Это закономерность нашей жизни и психики, позволяющая осуществлять целе-полагание, намечать промежуточные цели, к каждой законченной цели относиться не как к конечной, а как к промежуточной, и осуществлять поиски средств достижения данной цели.