Пойми себя, чтобы понять других стр.259

Итак, на основании экспериментов мы можем сделать вывод, что общество других людей, как правило, полезно для вашего психического и физического здоровья. Но это не одинаково верно для всех людей в любое время. Последствия социальной поддержки зависят от ситуации и от человека. Кто обращается к другим за социальной поддержкой, и какие ситуации вызывают потребность такой поддержки? Логика подсказывает, что люди, склонные к ощущению опасности и тревоги, будут нуждаться в большей эмоциональной поддержке, и эта потребность провоцируется ситуациями, вызывающими опасность, тревогу и чувство одиночества. В следующих разделах мы опишем исследование, подтверждающее нашу логику.

Порядок рождения

Представьте, что вы приходите в лабораторию на эксперимент. Перед вами стоит серьезного вида ученый в белом лабораторном халате, и из его кармана торчит стетоскоп. Рядом находится внушительное электрическое оборудование. Психолог представляется доктором Грегором Зил-штейном из медицинской школы департамента неврологии и психиатрии. Поглядывая на вас угрожающе, он объясняет, что эксперимент исследует эффекты электрического шока: «Я чувствую, что должен честно вам объяснить, для чего вас пригласили. Эти электрические разряды будут болезненными. Они причинят вам боль. Как вы сами догадываетесь, проводя такое исследование, мы хотим узнать обо всем, что действительно может принести пользу человечеству, поэтому необходимо, чтобы удары тока были интенсивными».

После того как вам показывают аппарат, наносящий удары тока, Зилштейн «разубеждает» вас, что хотя удары будут «очень болезненными», они не причинят «серьезного вреда». Затем следует десятиминутный перерыв, пока устанавливается аппаратура, так что у вас появляется выбор ждать одному или вместе с кем-либо из участников. Предпочтете ли вы ждать эксперимента в одиночестве или в компании других людей?

Стенли Шахтер (Shakhter, 1959) провел такой опыт с группами женщин. Другим участникам предоставили тот же самый выбор, но при этом не угрожали болезненными ударами тока. Шахтер обнаружил, что выбор испытуемых — остаться в одиночестве или ждать в компании, зависел не только от того, боялись они электрошока или нет, но также какими по счету детьми в своих семьях были испытуемые. Результаты этого эксперимента отображены на рис. 7.3.

Как вы можете видеть, женщины, которые были первыми или единственными детьми в семье, чаще всего стремились установить контакт. Однако в целом они не были более общительными; им нужна была компания только в ситуации сильного стресса. Шахтер подумал, что причина различия состоит в том, что первенцы и единственные дети учатся обращаться к другим за утешением, когда хотят избавиться от ощущения тревоги. Их родители еще плохо знают игру в воспитание и чаще тревожатся, когда замечают любые признаки дистресса у своих детей, и с готовностью утешают их, когда видят малейший дискомфорт. Таким образом, уже с раннего возраста первенцы ассоциируют присутствие других с ослаблением стресса. Когда появляется следующий ребенок, мама и папа уже устали от плача первенцев и

Рис. 7.3. Страх и установление контакта

Когда испытуемые не пугались, то первенцы не особенно стремились к установлению связей с другими людьми. Тем не менее когда им угрожали ударами током, первенцы гораздо больше стремились к аффилиации. Шахтер предположил, что первенцы не только сильнее реагируют на угрозы, но и чаще имеют родителей, внимательно реагирующих на их страхи.

младшие дети не научаются обращаться к другим, чтобы снять дистресс.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒