Пойми себя, чтобы понять других стр.279

Элеонора Рузвельт и ее семья.

Отчасти различие между Элеонорой Рузвельт и Дж. Эдгаром Гувером можно объяснить тем, что она провела жизнь в большой семье, а он жил в одиночестве и никогда не оказывался в окружении многочисленных родственников.

онора выросла в окружении, благоприятствующем ориентации на общество. Гувер же рос в большом городе (Вашингтон, округ Колумбия), жил один с матерью, у него не было ни братьев, ни сестер, ни жены, ни детей.

Итак, семейное воспитание Гувера, ранний опыт и изолированное культурное окружение заставило его усвоить крайне индивидуалистический и эгоистичный межличностный стиль. Но почему он питал такую жгучую неприязнь к столь обаятельной женщине, как Элеонора Рузвельт? Безусловно, отчасти ответ на этот вопрос состоит в мощном принципе влечения схожих людей и его противоположности — отталкивании непохожих людей. В вопросах, существенных для их мировоззрения, Гувер и Рузвельт оказались полной противоположностью.

Гувер был консерватором и изоляционистом: его тревожили иностранцы и коварное влияние социалистов в США. Он пренебрегал активистами движения за права человека и был буквально одержим идеей законности и порядка. Элеонора Рузвельт была крайне либеральна, у нее были международные связи, ее волновала проблема прав человека, она благосклонно относилась к левым партиям. В момент одной открытой конфронтации она публично критиковала Гувера за то, что тот применял «тактику гестапо» после того, как узнала, что ФБР следит за ее друзьями. Когда Гувера позже попросили расследовать угрозы в адрес Рузвельт, он отказался, саркастически выразив озабоченность «правами человека» тех, кто ей угрожал.

Вероятно, из-за истории с психической болезнью своего отца Гувера особенно тревожила возможная негативная ассоциация. Во время судебных процессов комиссии по расследованию антиамериканской деятельности палаты представителей Конгресса США он и сенатор Джозеф Маккарти использовали любую отдаленную ассоциацию с коммунистами, чтобы при помощи шантажа вынуждать людей предавать друзей и знакомых. Интересно, что на репутации Гувера было такое же позорное пятно, что и у Элеоноры Рузвельт, и он изо всех сил пытался скрыть это обстоятельство. Вспомним, что Гувер собирал сведения о сексуальной жизни своих врагов и помогал распространять слухи об интимных отношениях Элеоноры как с мужчинами, так и с женщинами. После его смерти биографы обнаружили доказательства того, что Гувер сам, вероятно, вел довольно нетрадиционную личную жизнь. Так что публичные атаки директора ФБР на сексуальную жизнь таких общественных деятелей, как Элеонора Рузвельт и Мартин Лютер Кинг-младший, вполне вероятно, служили прикрытием его собственной тайны и болезни. Пока мы сохраним в секрете точные детали тайной жизни Гувера, так как они помогут нам в рубрике «Внимание: социальная дисфункция» в последней главе этой книги.

ИТОГИ ГЛАВЫ

КОГО СЧИТАТЬ ДРУГОМ

1.    Мотив аффилиации — потребность быть рядом с другими и иметь приятные и сердечные отношения.

2.    Взаимоотношения с друзьями добровольны, в отличие от взаимоотношений с родственниками (хотя люди часто рассматривают родственников как друзей). Взаимоотношения с друзь ями отличаются от любовных отношений тем, что в них нет романтических и страстных чувств.

3. Поскольку воспоминания людей о своих отношениях могут искажаться или быть неполными, исследователи разработали такую технику, как выборка переживаний, когда испытуемые записывают и отмечают несколько раз в день свои собственные взаимодействия.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒