Принятие решений в неопределенности стр.265

Неправильно понятые задачи. Возможно единственная привлекательность предубеждения ретроспективного взгляда в том, что он может быть достаточно льстивым, чтобы представить человека как все время знавшего, что должно было произойти. За такую незаслуженную лесть человек платит только в том случае, если (а) его предусмотрительность приводит к действиям, кажущимся глупыми с точки зрения ретроспективного взгляда. Или если (б) систематическое преувеличение того, что он знал, приводит к чрезмерной уверенности в том, что он знает сейчас, возможно, становясь причиной непостоянных действий или неудачи в поиске необходимой информации. Так как эти длительные последствия не являются в значительной степени релевантными в типичном эксперименте, возможно беспокойство об испытуемых, подвергнутых искушению нарисовать себя в более выгодном свете. Хотя многие эксперименты являлись, скорее, проверкой способности испытуемых реконструировать предусматривающее состояние знания, чем проверкой, насколько экстенсивным было это знание, искушение преувеличивать все же могло остаться. Если это так, они отразят противоречие между интерпретацией задачи испытуемым и экспериментатором. Одна из манипуляций для ликвидации такой возможности требует, чтобы испытуемые сначала ответили на вопросы, а затем запомнили свои ответы, с тем, чтобы под вопросом была острота их памяти (Fischhoff, 1977b; Fischhoff & Beyth, 1975; Pennington и др., 1980; G. Wood, 1978). Вторая манипуляция требует, чтобы испытуемые с ретроспективным взглядом оценили ответы, данные другими испытуемыми с точки зрения предусмотрительности, предполагая, что у них не будет основания преувеличивать то, что знали другие (Fischhoff, 1975; G.Wood, 1978). Ни одна из манипуляций не оказалась успешной. Испытуемые помнили себя как более знающих, чем это было на самом деле. Они были немилосердными, в смысле преувеличения, делая ошибочные догадки о том, что другие знали (или должны были знать) с точки зрения предусмотрительности.

Ошибки экспертов

Учиться избегать предубеждений, возникающих оттого, что являешься пленником собственной современной перспективы, — вот что составляет фокус тренировки историков (см.гл.23). Однако не проводилось никаких эмпирических исследований успешности таких попыток. Акцент, который историки делают на первичных источниках с их отчетами восприятия прошлого, может отражать ощущение, что человеческое сознание достаточно неисправимо, чтобы изучать дисциплину такого рода по документам. Одно из исследований по экспериментальной тренировке, хотя и использует значительно менее строгую процедуру, не дает никаких оснований для оптимизма. Fischhoff (1977Ъ) ясно описывал это предубеждение испытуемым и просил их избегать его в своих суждениях — напрасно.

Несоответствие между экспертами и задачами

Реструктурирование. Были приняты три стратегии для реструктурирования задач ретроспективного взгляда так, чтобы сделать их более совместимыми с когнитивными умениями и предрасположениями, которые привнесли в них эксперты. Одна из таких стратегий отделяет испытуемых во времени от сообщения о событии в надежде уменьшить его тенденцию доминировать над их полем перцепции (Fischhoff & Beyth, 1975; G. Wood, 1978); эта стратегия была неэффективной. Согласно второй стратегии, эксперты оценивали вероятность повторения сообщаемого события, а не вероятность того, что оно случится, в надежде, что неопределенность будет в большей степени присутствовать в перспективе ожидания (Mitchell & Kalb, в прессе; Slovic & Fischhoff, 1977); она также потерпела неудачу. Последняя стратегия требует, чтобы испытуемые указали, как они могли бы объяснить наличие исхода, которого в действительности не было (Slovic & Fischhoff, 1977). Вовлечение такого негативного свидетельства ощутимо снижает неизбежность сообщаемого события, в отношении которого выносится суждение. Такое противоречивое свидетельство было явно в наличии в памяти или воображении испытуемых, но недоступно без структурирования проблемы.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒