Принятие решений в неопределенности стр.268

Кроме довольно интенсивного поиска правильного способа ответов для извлечения уверенности, также были предприняты попытки ликвидации других угроз справедливости задач, которые перечислены в верхнем разделе Таблицы 1. Например, огромное число ответов, взятых во многих исследованиях калибровки с тем, чтобы получить статистически надежные индивидуальные результаты, может быть предметом интереса, наблюдалась ли чрезмерная уверенность в исследованиях с 10 или даже 1 вопросом к ис пытуемому (например, Hynes & Vamnarcke 1976; Lichtenstein и Fischhoff, 1977). Краткость инструкций, использованных в некоторых исследованиях, может вызывать беспокойство, не были ли получены подобные результаты с инструкциями, которые настолько пространны и подробны, насколько могут вынести испытуемые (например, Глава 21; Lichtenstein и Fischhoff, 1980b). Исчерпывающий характер, даже педантичность таких инструкций, может так же рассматриваться, как противоядие к любым попыткам испытуемых ошибочно понять исследователя. Что касается ясности использованных стимулов, не было замечено никаких изменений в чрезмерной уверенности при замене различных наборов вопросов общего знания на наборы однородных вопросов (например, Fischhoff & Lichtenstein, 1980; Oskamp, 1962) или наборы невербальных “перцептивных” стимулов (например, Daws, 1980; Lichtenstein & Fischhoff, 1980b).

Было бы самоуспокоенностью верить, что чрезмерная уверенность исчезает, когда поднимаются ставки, и судьи действуют “реально” (то есть, не просто для эксперимента). К сожалению, исследовательские стратегии, которые могут быть использованы для изучения этой гипотезы, склонны натолкнуться на трудности интерпретации. Одним из очевидных подходов является мониторинг выражения уверенности экспертами, выполняющими свои обычные задачи. Он фрустрируется возможностью того, что выражения экспертов оцениваются на основе критерия, который противоречит калиброванию, то есть, может иметь место поощрение за намеренно проявляемую чрезмерную уверенность или за чрезмерную осторожность. Например, когда врачи переоценивают вероятность болезни (например, Christensen-Szalanski & Bushyhead, 1981; Lusted, 1977), это может быть из-за того, что они не имеют представления, насколько хорошо они осведомлены, или из-за беспокойства о плохом лечении, алчности к финансовому вознаграждению, которое могут принести дополнительные тесты, или других интересов, не соответствующих настоящим целям. Из-за этих сложностей исследования с участием экспертов перечислены в конце посвященного им раздела в Таблице 2, в отличие от попыток поднять ставки.

Вторая стратегия поднятия ставок состоит в присоединении оценивания уверенности к внутренне важным задачам, для которых это оценивание не имеет никакой действенной причастности. Так, Sieber (1974) сделал это, попросив студентов отметить свою уверенность в своих собственных ответах при тестировании. Результатом была (не имеющая подобных) чрезмерная уверенность, возможно, из-за того, что градуировка была невосприимчива к вовлеченным ставкам, а возможно, из-за того, что этот метод был неэффективен в их поднятии. Теоретически совершенная стратегия манипулирования ставками — это поощрение испытуемых надлежащими правилами накопления баллов, которые наказывают неискренние выражения неопределенности. Такие правила, однако, довольно асимметричны, в том смысле, что они наказывают чрезмерную уверенность намного сильнее, чем недостаточную уверенность. Результатом этого является то, что испытуе мые, которые понимают суть этих правил, но не интересуются их деталями, могут интерпретировать правила накопления баллов как общую инструкцию никогда не выражать большой уверенности. В таком случае, люди могут просто механически уменьшать свою уверенность, не улучшив понимания. Возможно, самым лучшим из всех способов заставить испытуемого работать старательно является применение стандартных техник экспериментаторов для усиления внутренней мотивации задачи и вовлеченности в нее испытуемого.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒