Принятие решений в неопределенности стр.270

Fischoff, Slovic и Lichtenstein (1977) приняли эту стратегию, спрашивая людей, будут ли они готовы осуществить рискованное предприятие, основанное на оценке уверенности, которую они только что сделали. Это рискованное предприятие будет для них благоприятно, если оценка была искренней или имела тенденцию недооценить их уверенность, но оно покарает их, если они, из-за какой бы то ни было причины, преувеличили свои знания. Намеренное преувеличение может, например, служить альтернативной цели действовать более осмотрительно, чем это есть на самом деле. Такие испытуемые определенно стремились принять рискованное предприятие, несмотря на то, что были также чрезмерно уверены, как и испытуемые, наблюдавшиеся где-либо еще.

Еще одно основание для утверждения, что испытуемые поняли задачу иначе, нежели было задано экспериментатором, идет от наблюдения, что “степени определенности часто используются в повседневной речи (как упоминания о погоде), но они редко выражены численно, и часто нет возможности валидизировать их.... Неспособность людей оценить соответствующим образом 0,80 вероятности может быть не более удивительна, чем сложность, с которой они могут столкнуться при оценивании яркости свечей или температуры в градусах по Фаренгейту” (Fischoff и др., 1977, с. 553). Одним ответом относительно этой возможности является ограничение внимания к пределам шкалы вероятности в убеждении, что “100% уверенность, что утверждение правильно, охотно понимает большинство людей, и его уместность охотно оценивается” (Fischoff и др., 1977, с. 553). Второй ответ — обеспечение вербальных ярлыков для количественных вероятностей, чтобы сделать их более легкими для понимания (например, Глава 21; Larson & Reenan, 1979). Ни одна из манипуляций не оказалась по настоящему эффективной. В утверждениях, что “неопределенность” сама по себе может иметь различные интерпретации, не все из которых являются значащими для всех индивидов, можно обнаружить более глубокое понятие семантического несогласия между экспериментатором и респондентом (Howell & Burnett, 1978; Phillips & Wright, 1977). Эмпирические попытки освобождения от предубеждения, основанные на этих концепциях, могут оказаться плодотворными.

Наиболее экстремальная чрезмерная уверенность наблюдалась в задачах, относительно которых респонденты вообще ничего не знали. Хотя экспериментаторы обычно пытаются не давать никаких намеков о том, насколько уверенными следует быть испытуемым, все же может иметь место подразумеваемое предположение, что “экспериментатор не дал бы мне задачи, которую невозможно выполнить”. Если испытуемые имеют подобные ожидания, тогда будет невозможным соответствующий уровень уверенности. Fischoff и Slovic (1980) проверяли эту возможность в серии задач, чье содержание (например, диагностика язв, прогнозирование цен неизвестных акций) и инструкции были разработаны с целью сделать их кажущимися настолько невозможными, насколько это и было в действительности. Однако чрезмерная уверенность была уменьшена только (да и то частично) тогда, когда испытуемых предостерегли, что “может быть совершенно невозможно сделать подобного рода распознавание. Постарайтесь сделать все, что можете. Но если вы чувствуете, что совершенно не уверены (в своих ответах), без колебаний отвечайте 0,5 (показатель догадки) по каждому из них” (с. 752). Любые более сильные инструкции можно было бы подозревать в том, что они имеют характеристику требования.

Ошибки экспертов

Способные к совершенствованию. Если незначительно изменить интерпретационные положения, то последнее упоминавшееся исследование в предыдущем разделе может стать первым упоминающимся в настоящем. Уверение испытуемых в том, что они могли допустить, чтобы каждый ответ был просто догадкой, может рассматриваться как способ рассеивания какого бы то ни было остаточного ошибочного понимания задачи или как шаг в сторону исправления испытуемых, которые понимают задачи, но не себя. Оно несет подразумеваемое предостережение, что неспособность допустить до гадки может быть проблемой. Это предостережение было явным в инструкции (Глава 21) испытуемым “разворачивать цепочки” своих субъективных вероятностных распределений, чтобы избежать чрезмерной уверенности. Отражает ли частичный успех этих манипуляций улучшение понимания или чувствительность к распоряжениям, пока не ясно. Такая неясность может объяснить малое количество исследований, принявших эти подходы.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒