Принятие решений в неопределенности стр.271

Это беспокойство о характеристиках требования исчезает в исследованиях намеренной тренировки, где “воздействия экспериментатора” составляют повестку дня. Как показано в табл. 2, различные попытки тренировки предпринимались с восхитительным успехом, хотя, может возникать беспокойство, что недостаточный энтузиазм журналов отражать исследования с негативными результатами мог уменьшить заметность неудач. Стремление тренеров делать все возможное для получения эффекта сделало попытки тренировки достаточно сложными манипуляциями, чьи эффективные элементы в некоторой степени неясны. Некоторыми из условий, изучение которых более необходимо являются: получение обратной связи по большой выборке ответов, получая информацию о конкретном выполнении задания (а не просто об общей проблеме), и наличие возможности обсуждения отношений между субъективным ощущением неопределенности и ответами о численной вероятности. К собственному удивлению, Лихтенштейн и Фишхофф (1980b) обнаружили, что один цикл тренировок с интенсивной, персонализированной обратной связью был так же эффективен, как долгая серия проб. Неясно, в какой степени эти различные успехи представляют тренировку, в узком смысле овладения конкретной задачей (например, изучение распределения ответов, требуемых экспериментатором), или приобретение более общих умений.

Не поддающиеся коррекции индивиды. Нетерпение в тренировочных исследованиях или скептицизм по поводу их всеобщности привели к тому, что целый ряд исследований приняли ошибочное оценивание уверенности как неизбежное и сконцентрировались на помощи принимающим решения справляться с ним. Одни предлагают заменить индивидов группами экспертов, чья оценка получена при непосредственном взаимодействии или схемой механического сбора (например, Becker & Greenberg, 1978; Morris, 1974); другие призывают к либеральному использованию анализов чувствительности всякий раз, когда в анализе решений поднимается вопрос об оценивании уверенности (например, Jennergren & Keeney, в печати); тогда как другие предлагают перекалибровать оценку, используя корректирующий фактор, который показывает должную степень уверенности оценивающего как функцию наличной степени уверенности (Lichtenstein & Fischoff, 1977). Например, преобладание чрезмерной уверенности может наводить на мысль, что если объявлена определенность, то можно трактовать ее как 0,85 шанса быть правильным. К несчастью для этой стратегии, люди неправильно калибруют степень своей чрезмерной уверенности в зависимости от сложности конкретной задачи, с которой они столкнулись (Lichtenstein & Fischoff, 1977). Как результат это го, необходимая калибровка может быть установлена, только если известна сложность наличной задачи, и есть возможность наблюдения (чрезмерной) уверенности респондентов в задаче подобной степени сложности, или, по крайней мере, возможность предположения отношений между наблюдаемой и предсказываемой чрезмерной уверенностью (Ferrel & McGoey, 1980).

Несоответствие между экспертами и задачей

Реструктурирование. Исследование калибровки, как и некоторые другие темы в отношении суждений, остались относительно изолированными от основного потока исследований сознания, извлекая из психологической литературы больше методологии, чем идей. Отражает ли этот недостаток контактов обособленность исследований суждений или неадекватное представление уверенности в распространенных моделях когнитивных процессов, он, вероятно, препятствует разработке методов снижения чрезмерной уверенности. Модели процессов должны как предлагать более сильные манипуляции, так и показывать, почему психофизиологические подходы работают или не работают, и насколько хорошо их результаты способствуют обобщению. Имеющиеся исследования показаний очевидцев, ощущения знания и мета-памяти могли бы при известных обстоятельствах обеспечить точки соприкосновения (например, Gruneberg, Morris & Sykes, 1978).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒