Принятие решений в неопределенности стр.304

Как было отмечено ранее, эвристика доступности подразумевает, что любое обсуждение ядерных аварий может увеличить их воображаемоетъ и, таким образом, их воспринимаемый риск. Рассмотрим инженера, доказывающего безопасность размещения ядерных отходов в солевых шахтах путем указания на невероятность разнообразных способов случайного выброса радиации (рис. 1). Вместо того чтобы успокаивать аудиторию, эта презентация может заставить их подумать: “Я и не представлял себе, что проблем может быть так много”. В этом случае, опора на запоминаемость и вообра-жаемость может затуманить различие между тем, что отдаленно возможно, и тем, что вероятно. Как жаловался один сторонник использования атомной энергии: “Когда непрофессионалы обсуждают то, что могло бы случиться, они иногда даже не беспокоятся о том, чтобы использовать слова “могло бы” ( Cohen, 1974, с. 36). Другой аналитик рассмотрел подобную тему в неправильной интерпретации сценариев “наихудшего”:

Часто не было большой разницы, насколько странным или невероятным было предположение в анализе подобного рода, поскольку нужно было всего лишь показать, что некоторый нежелательный эффект может иметь место с уровнем вероятности выше нуля. Оппоненты предложенной операции могли очень просто ее разрушить, применив свое воображение, чтобы представить набор условий, которые хотя и могут быть, как признано, предельно невероятными, способны привести к нежелательным результатам. С преобладанием таких отношений планирование данной ядерной операции становится... опасным (Cohen, 1972, с. 55).

Выводы

Хотя изложенная выше дискуссия определила некоторые возможные источники расхождения восприятия сторонников и противников использования ядерной энергии, она не указала определенно на одну или другую сторону как имеющую наиболее точные оценки общего риска атомной энергии. Эффекты запоминаемости и воображаемости способны как усилить общественные опасения, так и сделать неясной осведомленность экспертов относительно ситуаций, в которых система может выйти из строя. Поскольку о действительном риске можно никогда не узнать с большой точностью, а новая информация имеет тенденцию быть интерпретированной таким образом, чтобы быть совместимой с предыдущими убеждениями человека, расхождение восприятии может оставаться довольно долгое время. Так, для некоторых людей Три Майл Айленд “доказал” возможность катастрофического плавления, тогда как для других - подтвердил их веру в надежность систем множественной безопасности и сдерживания.

Кому решать?

Исследование, описанное в этой главе, демонстрирует, что суждения о риске ошибочны. Оно также показывает, что степень ошибочности часто неожиданно велика, и что ошибочных оценок можно придерживаться с боль шой уверенностью. Поскольку даже хорошо проинформированные непрофессионалы испытывают трудности, вынося точное суждение о риске, есть искушение сделать заключение, что общественность следует отстранить от процессов оценки и принятия решений риска в обществе. Подобное действие было бы неправильным по нескольким основаниям. Во-первых, пристальное рассмотрение показывает, что люди все-таки воспринимают некоторые вещи достаточно хорошо, хотя их понимание часто может довольно сильно отличаться от понимания технических экспертов. В ситуациях, где сильно распространено неправильное понимание, след ошибок людей может идти к предубежденному опыту, которому может противостоять образование. В некоторых случаях след сильных опасений людей и их сопротивление убеждениям экспертов может идти от их чувствительности к потенциалу катастрофических несчастных случаев, от их осведомленности о несогласии экспертов в отношении вероятности и величины таких несчастных случаев и от их знаний о серьезных ошибках, сделанных экспертами в прошлом. Даже в сложных случаях, таких как конфликт вокруг атомной энергии, атмосфера доверия и признания того, что и эксперты, и непрофессионалы могут сделать свой вклад, может позволить некоторый обмен информацией и углубление перспектив.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒