Принятие решений в неопределенности стр.305

Более того, во многих, если не в большинстве случаев, эффективное управление риском требует сотрудничества большого количества непрофессионалов. Эти люди должны соглашав ься на отсутствие некоторых вещей и принимать заместители других; они должны благоразумно голосовать по поводу избирательных мер и за законодателей, которые будут служить им как суррогатные менеджеры риска; они должны подчиняться правилам безопасности и ответственно пользоваться правовой системой. Даже если эксперты были лучшими судьями в отношении риска, чем непрофессионалы, наделение экспертов эксклюзивным правом голоса в управлении риска означало бы замещение краткосрочной действительностью долгосрочных попыток, необходимых для создания информированного гражданского населения.

Результаты, которые мы обсудили, ставят перед не-экспертами важную серию проблем: быть лучше информированными, меньше полагаться на нерассмотренные и не поддержанные суждения, осознавать факторы, которые могут оказывать влияние на суждения о риске и быть более открытыми к новым свидетельствам; если кратко, осознавать потенциал образованности.

Перед экспертами и деятелями политики эти результаты ставят, возможно, более сложную проблему: осознать и принять собственные когнитивные ограничения, попытаться обучать, не пропагандируя, признать законность интересов общественности и каким-то образом разработать способы, посредством которых эти интересы могли бы найти выражение в общественных решениях, не производя в процессе больше жара, чем света.

Часть X Постскриптум

34. К вопросу о статистической интуиции* Даниелъ Канеман и Амос Тверски

Большая часть вышедшей недавно литературы по суждениям и интуитивным размышлениям рассматривала ошибки, предубеждения и заблуждения в разнообразии мыслительных задач (см., например, Einhorn & Hogart, 1981; Hammond, McClelland & Mumpower, 1980; Nisbett & Ross, 1980; Shweder, 1980; Slovic, Fischhoff & Lichtenstein, 1977; Tversky & Kahneman, 1974,1). Акцент на изучении ошибок является характерным для исследования суждений человека, но оно не уникально в этой области: мы используем иллюзии, чтобы понять принципы нормативного восприятия, и мы рассматриваем память, изучая процесс забывания. Однако ошибки рассуждений уникальны среди когнитивных сбоев в двух существенных отношениях: Они несколько смущают, и их, по-видимому, избегают. Нас не беспокоит наша чувствительность к вертикально-горизонтальной иллюзии или наша неспособность запомнить ряд из более, чем 8 цифр. И наоборот, ошибки рассуждения часто приводят в замешательство - либо от того, что решение, которое мы были не способны найти, оказалось достаточно очевидным в ретроспективе, либо от того, что сделанная нами ошибка осталась привлекательной, хотя мы знаем, что это была ошибка. Многие текущие исследования суждений интересуются проблемами, которые имеют одну или другую из этих характеристик.

Наличие ошибки суждения демонстрируется сравнением ответов людей либо с установленным фактом (например, что две линии одинаковы по длине), либо при помощи принятого правила арифметики, логики или статистики. Однако, не каждый ответ, который оказывается противоречащим установленному факту или принятому правилу, является ошибкой суждения. Противоречие может исходить также от неправильного понимания вопроса испытуемым или от неправильной интерпретации ответа исследователем.

Описание определенного ответа как ошибки суждения, следовательно, включает предположения о коммуникации между экспертом и испытуемым. (Мы вернемся к этому вопросу позже.) Изучающему суждение следует избегать чрезмерно строгих интерпретаций, которые трактуют разумные ответы как ошибки, равно как и снисходительных интерпретаций, которые пытаются рационализировать каждый ответ.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒