Принятие решений в неопределенности стр.309

Метод выявления причин был также использован (Evans & Wason, 1976; Wason & Evans, 1975) в исследованиях логической интуиции в хорошо известной задаче четырех карточек (Wason, 1966). По стандартному варианту этой задачи, экспериментатор предъявляет четыре карточки, показывая А, Т, 4 и 7, и просит испытуемых показать карточки, которые следует перевернуть, чтобы проверить правило: “Если карта имеет гласную букву с одной стороны, она имеет четное число с другой”. Правильный ответ - необходимо проверить карты А и 7, поскольку нечетное число на одной карте или гласная буква на второй опровергли бы правило. Будучи поразительно неспособными логически рассуждать, большинство испытуемых выбрали для осмотра карты А и 4 Нейзон и Эванс (Nason & Evans) исследовали различные варианты этой задачи и требовали, чтобы их испытуемые приводили причины или доводы своих решений по поводу того, осматривать или нет обратную сторону каждой из четырех карт. Исследователи сделали заключение, что доводы, которыми испытуемые оправдывали свои ответы, были всего лишь рационализацией, а не формулированием правил, которые действительно руководили их решениями.

О другом свидетельстве неадекватного понимания людьми правил верификации сообщали Вазон (Wason, 1969) и Вазон и Джонсон-Лэйрд (Wason и Johnson-Laird, 1970). Чтобы обеспечить “терапию”, эти исследователи ставили испытуемых перед последствиями их суждений и обращали внимание испытуемых на непоследовательность их ответов. Эта процедура имела незначительное воздействие на последующее выполнение той же задачи. Взятые вместе, результаты наводили на мысль, что трудности людей в задаче верификации отражают недостаток понимания, а не применения.

Примеры, которые мы пока рассмотрели, включали подтверждение правил или доводов и выявление доводов, оправдывающих конкретный ответ. Мы не обсуждали процедуру описания респондентами релевантного правила, поскольку подобная проверка часто чрезмерно требовательна: мы можем приписать людям понимание правил, которые они не могут должным образом выразить.

Предпочитаемые процедуры для установления ошибок применения требуют сравнения ответов людей в конкретном случае с их суждением о релевантном правиле или доводе (McClelland & Rohrbaugh, 1978; Slovic & Tversky, 1974). Подтвердить ошибку применения можно также и при других планах исследований. Например, Хемилл, Вилсон и Нисбетт (Hamill, Wilson и Nisbett, 1980) показывали испытуемым видеозапись интервью, якобы взятое у тюремного надзирателя. Половине испытуемых было сказано, что мнения надзирателя (очень гуманного или довольно грубого) были типичны для тюремного персонала, тогда как другим испытуемым сказали, что отношения надзирателя были атипичны, и что он был либо намного более, либо намного менее гуманен, чем большинство его коллег. Затем испытуемые оценивали типичные отношения тюремного персонала по разнообразным вопросам. Неожиданным результатом было то, что мнения, выраженные атипичным надзирателем, имели почти такое же влияние на обобщение, что и мнения, приписанные типичному члену группы. Очевидно, в этой модели суждения что-то не правильно, хотя невозможно описать любое конкретное суждение как ошибочное, и маловероятно, что многие из испытуемых осознали бы, что они не находились под влиянием информации о типичности надзирателя (Nisbett & Wilson, 1977). В этом случае и в других внутригрупповых исследованиях, явно благоразумно будет заключить, что была допущена ошибка применения, если межгрупповое сравнение выдает результат, который большинство людей рассматривает как непрочный.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒