Принятие решений в неопределенности стр.321

18. Но реакция удивления может быть определена естественным кодированием событий. Событие 22-18 будет тогда относительно неудивительным, потому что оно закодировано как приблизительно равный результат, который, в самом деле, более вероятен, чем точно равный результат.

Роль кодирования событий очевидна в интерпретации неопределенных утверждений, таких как “Я оцениваю, что...” или иногда “Я думаю, что...”. Неопределенные утверждения являются классом речевых актов, который характеризуется специфическими условиями искренности и проверками валидности. Рассмотрим, например, прогноз: “Я думаю, что цена на золото будет выше на 50% через б месяцев, чем сейчас”. Взятое буквально, это точечное прогнозирование, которому следует присвоить очень маленькую вероятность подтверждения. Но прогнозирование не предназначено для того, чтобы его понимали буквально. Точечные прогнозы обычно понимаются как сравнительные утверждения или утверждения об области распространения, в которую, как ожидается, попадет результат, например, “Я думаю, что повышение цены на золото будет ближе к 50%, чем к Х% или Y% ”. Говорящий и слушающий обычно ожидают согласия по мысленно подразумеваемым значениям X и Y. Например, прогнозирующий, цитируемый выше, будет считаться замечательно точным, если цена на золото в действительности поднимется на 53 % за следующие 6 месяцев, хотя прогноз не был строго точным. Таким образом, говорящий, который отстаивает численное прогнозирование, скорее придерживается области распространения, чем конкретной точки в этой области. Говорящий также придерживается предположения, что значение в равной степени вероятно быть как выше оценки, так и ниже ее, исключая случаи, когда характер прогноза делает это невозможным. Так, человек, который говорит “Я думаю, что цена на золото поднимется на 50% за следующие б месяцев”, будет считаться намеренно вводящим в заблуждение, если он также думал, но не говорил, что действительное значение было бы более вероятно выше этой оценки, чем ниже ее.

Значительно то, что условия искренности, связанные с прогнозированием, не требуют, чтобы предсказываемые значения (или область распространения) считались высоко вероятными, но лишь чтобы они считались более вероятными, чем сравнительные значения (или область распространения). Например, мужчина, который утверждает “Я думаю, что Билли Джон выиграет золотую медаль по прыжкам в высоту на следующих Олимпийских Играх”, не будет считаться лгуном, если он предпочтет поставить против этого предположения, чем на него, но ему запрещено добавлять “а шансы Джека Смолла даже еще выше”. Таким образом, естественный язык позволяет играть привилегированную роль наилучшей догадке, а идентификация благоприятной догадки выражает информацию об альтернативах, с которыми она может справедливо сравниваться. Упоминание любимого атлета показывает, что он должен сравниваться с другими атлетами, а не с дизъюнкцией возможных победителей. Одним последствием этого правила является то, что иногда можно “предсказать” событие, которое рассматривается как менее вероятное, чем его дополнение, если дополнение естественно закодировано как дизъюнкция.

Сходное ограничение относится к выражениям уверенности. Утверждение уверенности выражает неопределенность человека в прогнозировании, оценке или выводе, которые он уже сделал. Так, будет естественным спросить “Насколько вы уверены в том, что вы правы?”, нобудет аномальным спросить “Насколько вы уверены в том, что вы ошибаетесь?”. Уверенность - это субъективная вероятность или степень убеждения, связанная с тем, что, как мы “думаем”, случится.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒