Проективные методы

Термин проекция (от латинского projectio - выбрасывание вперед) для обозначения данной группы методов был введен Франклом, и, несмотря на неоднократные попытки изменить его, закрепился и стал общеупотребляемым. Содержание понятия обычно трактуется как процесс и результат постижения и порождения значений, заключающийся в осознанном или бессознательном перенесении субъектом собственных свойств, состояний на внешние объекты, осуществляющийся под влиянием доминирующих потребностей, внутренних неосознаваемых конфликтов, смыслов и ценностей субъекта. Посредством проективных методов как раз и осуществляется попытка выявления личностных и межличностных особенностей по их проекциям.

Предполагается, что любой поведенческий акт, высказывания несут отпечаток личности. И личность проявляется тем ярче, чем менее стереотипны ситуации-стимулы, побуждающие ее активности, поэтому в проективных методах используются неоднозначные стимулы. Стимулы приобретают смысл в связи с личностным значением, придаваемым им обследуемым. Более полному проявлению индивидуальных особенностей способствует инструкция, указывающая на отсутствие «правильных» и «ошибочных» ответов.

В основном проективные методики различного типа строятся на предъявлении относительно неструктурированных задач, допускающих безграничное число возможных решений. Для того, чтобы возможности фантазии диагностируемого не ограничивались и не цензурировались, даются только краткие и весьма общие инструкции. По мнению Анастази, «предполагается, что тестовый материал должен срабатывать как некоторого рода экран, на котором отвечающий «проецирует» характерные для него мысленные процессы, потребности, тревожность и конфликты» (1982: 182).

Являя собой замаскированное тестирование, проективные методы предполагают тщательное вуалирование своих целей и характера интерпретирования. Еще одной особенностью является глобальный характер данной группы методов, проявляющийся в том, что на их основании делаются достаточно общие выводы как об отдельной личности, так и о специфике межличностных отношений. Исходная их направленность на «обман цензуры» (в интерпретации З. Фрейда) позволяет наиболее эффективно выявлять скрытые, замаскированные, неосознаваемые характеристики личности и межличностных взаимоотношений. Именно поэтому предполагается, что чем менее структурированы и однозначно трактуемы предъявляемые стимулы, тем больше вероятность преодоления цензуры и связанной с ней психологической защиты.

При всем неоднозначном отношении к проективным методам, сложившемся в классической психодиагностике и, особенно, в связи с не кончающимися попытками их психометризации, в клинической практике они квалифицируются как одни из наиболее продуктивных. Они позволяют затрагивать не только эмоциональные, но и мотивационные, межличностные особенности, а так же интеллектуальные особенности поведения.

Наиболее известными и популярными проективными методиками являются тесты Роршаха и Тематический апперцептивный тест, которые по оценкам Генри Мюррея (H. Murray) являются наиболее продуктивными для использования в психологической диагностике.

В тестах Роршаха (Rorschach, 1942) в качестве основного стимульного материала используются чернильные пятна различных конфигураций. Эти чернильные пятна предъявляются диагностируемым в различных конфигурациях и последовательностях. В качестве основных показателей, привлекаемых к анализу ответов диагностируемых, определяются локализация, указывающая на часть пятна, с которой ассоциируется ответ; детерминанты, включающие форму, цвет, оттенки и «движение»; и содержание, чаще ассоциируемое с изображениями конкретных людей и животных. Применительно к диагностике межличностных отношений разработана модификация данного теста, получившая наименование «Совместный тест Роршаха».

Тематический апперцептивный тест (ТАТ), разработанный Мюрреем и коллегами (1938), более структурирован и требует более сложных и организованных ответов диагностируемых. ТАТ включает 19 карточек с неопределенными по содержанию чернобелыми картинками и одну пустую. Задачей диагностируемых является составление рассказа, предполагающего объяснение того, что привело к изображаемому событию, что случилось в данный момент, что персонажи думают и чувствуют и чем все это кончится. При работе с пустой карточкой диагностируемого просят вообразить какую-либо картину, описать ее, а затем составить завершенный рассказ о развитии событий. Интерпретируя рассказы, полученные в тесте, в первую очередь определяется, кто является «героем», каков его пол, затем анализируется содержание. При оценке особое внимание уделяется выявлению конкретной угнетающей потребности и обстоятельствам, вывод о наличии которых делается по интенсивности. Длительности и частоте повторений в различных рассказах, а так же своеобразию его связи с изображением на данном рисунке.. предполагается, что необычность предъявляемого материала будет способствовать преодолению цензуры и определению его значимости для диагностируемого. ТАТ может применяться как в индивидуальной, так и в групповой формах.

Наряду с описанными, основными видами проективных методик, используемых в социальной психологии, являются методики структурирования, конструирования, интерпретации, дополнения, катарсиса, изучения экспрессии, а также импрессивные методики. В социальной психологии они используются обычно в сочетании с другими методами для получения характеристик личности. Но имеются методы, которые изучают особенности общения человека с окружающими, например, известная «Методика рисуночной фрустрации» С. Розенцвейга, которая позволяет прогнозировать реакции испытуемого на различные трудности, возникающие на пути к достижению цели.

Не ставя себе целью подробное описание специфики всего спектра разработанных и внедренных в практику проективных методов (их сегодня насчитывается более 5000), отмечу их возрастающую популярность именно в 90-е годы, обусловленную, по моему мнению, диффузией экзистенциальнофеноменологических и социально-конструктивистских идей в отношении необходимости тщательного изучения интерпретаций и их своеобразия. Причем, данная группа методов позволяет привлечь к плоскости анализа и сферу неосознаваемых психических процессов. В контексте интегративно-эклектического подхода последнее является особенно важным, т.к. не представлено в полной мере в соответствующих теоретических и методологических основаниях других подходов.

Особо остановлюсь на многочисленных попытках психометризации проективных методов, предпринимавшихся и предпринимаемых с момента их вхождения в диагностическую практику. Общий перечень зафиксированных в литературе достоинств и недостатков проективных методов представлен в приводимой ниже таблице Х.Х.

Достоинства

Ограничения

1. Способствование

1.

Низкая

установлению продуктивных

 

стандартизированность.

взаимоотношений с

2.

Отсутствие

диагностируемым.

 

объективности в

2. Широкий спектр областей

 

определении

применимости.

 

показателей.

3. Низкая фальсифицируемость.

3.

Отсутствие

4. Высокий уровень

 

объективных

субъективности в интерпретациях.

 

адекватных норм.

5. Возможность анализа

4.

Высокий уровень

неосознаваемой сферы

 

субъективности в

психического.

 

интерпретациях.

6. Возможность выявления

5.

Низкая надежность.

своеобразия индивидуальных

6.

Низкая традиционно

интерпретаций.

 

трактуемая валидность.

Таблица Х.Х. Достоинства и ограничения проективных методов.

На мой взгляд, к любому методу, дающему возможности, не представленные в других методах надо относиться крайне бережливо, а не пытаться его подогнать под единый универсальный стандарт, приводящий, в конечном итоге, к потере его достоинств. В этом смысле, определяемом спецификой интегративно -эклектического подхода, использование проективных методов является продуктивным и перспективным. Другое дело, что к его использованию в рамках чуждых ему методологических оснований надо подходить с элементарной методологической грамотностью. Если метод ориентирован, прежде всего, на преодоление цензуры, на выявление специфики индивидуальных интерпретаций субъекта, если он покоится на фундаменте экзистенциально -феноменологического и социально-конструктивистского подходов, то вбивать его в позитивистскую методологию с совершенно иным эпистемологическим и онтологическим содержанием нецелесообразно, более того, безграмотно.

Решение этой проблемы становится возможным лишь посредством привлечения к анализу личностной и социальнопсихологической проблематики продуктивных возможностей любых, в том числе и покоящихся на разных методологических основаниях методов, но при условии оговаривания и учета их специфики. Что, собственно говоря, и предполагается интегративной эклектикой как подходом к персонологической и социально-психологической феноменологии.