Век толп стр.12

В большинстве случаев то, что я только что привел, вещи отнюдь не исключительные, вожди наделяются чрезвычайной миссией. Они слывут долгожданными мессиями, пришедшими вести свой народ к земле обетованной. И, не смотря на предостережения некоторых светлых умов, мас са видит себя в них, узнает и как бы обобщает в них себя. Она их боготворит и прославляет подобно сверхчеловекам, наделенным всемогуществом и всеведением, которые умеют служить людям, владычествуя над ними. Плененная и напуганная, масса превращает этих новоявленных Заратустр в полубогов, все суждения которых непреложны, все действия справедливы, все речи истинны. Их могущество, родившееся поначалу под давлением обстоятельств, затем для удобства видоизмененное, принимает в конце концов вид системы. Эта система работает автоматически и универсально. Таким образом, в недрах большого общества само собой формируется сообщество авторитетных (харизматических, если угодно) вождей, малое, но более энергичное и волевое. И ему не составляет никакого труда управлять миром без его ведома.

Из-за своего размаха этот феномен застал врасплох большинство теорий и наук об обществе. Мыслители не поверили своим глазам, когда он впервые обнаружил себя в Европе, а точнее, в Италии и в России. Одни восприняли его как болезненное расстройство человеческого разума, другие - как временное отклонение от обычно го хода вещей. В нем главным образом видели необходимое средство сохранения общественного порядка в капиталистическом мире или рождения нового порядка в мире социалистическом. Это, как полагали, своего рода катализатор, поскольку диктатура слывет такой формой правления, при которой "изменение имеет больше всего возможностей произойти легко и быстро" (Платон). Ко нечно, нет ни диктатуры, ни диктатора, именуется ли он Мао Цзе Дунем или Пол Потом, без злоупотреблений и преступлений. При этом спешат добавить, что речь идет о недоразумениях, досадных случайностях, которые долгое время служили и будут служить делу прогресса и свободы народов.

За эту животрепещущую тему, тему власти вождей взялась одна - единственная наука, которая, собственно, с самого начала и была создана специально для изучения этого предмета, - психология масс или толп. Она предвидела их взлет, когда никто еще об этом и не помышлял. Сама того не желая, она обеспечила практическим и интеллектуальным инструментарием подъем их могущества, а однажды победоносно противостояла ему. В этом могуществе и его проявлениях она увидела одну из черт современного общества, признак новой жизни человечества. Меня удивляет, что даже теперь считают возможным игнорировать ее теоретические построения и вообще без них обходиться. Между тем, они должны быть оценены, так как именно они позволили выявить и описать то, что другие науки упустили - некую реальность, которую они продолжают не замечать, считая еа непостижимой. Мы же на протяжении всей этой книги будем убеждаться в ее значимости. Я без малейшего колебания могу утверждать, что психология масс наравне с политической экономией является одной из двух наук о человеке, идеи которых составили историю. Я имею в виду, что они совершенно конкретно указали на события нашей эпохи. По сравнению с ними социология, антропология или лингвистика остаются науками, которые история получила готовыми.

С точки зрения этой психологии экономические или технические факторы, несомненно, содействуют обретению вождями их могущества. Но есть одно магическое слово, обозначающее ту самую единственную действительную причину: это слово "толпа", или еще лучше "масса". Его часто упоминают в разговорах еще со времен Французской революции. Однако нужно было дождаться двадцатого века, чтобы уяснить его смысл и придать ему научное значение. Ведь масса -это временная совокупность равных, анонимных и схожих между собой людей, в недрах которой идеи и эмоции каждого имеют тенденцию выражаться спонтанно.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒